Искусство и за городом
Юлия Белоусова | Blueprint | 17 июля 2020Оригинал

Сад в Кратово

Подмосковный поселок Кратово в историю искусства и историю вообще вошел прежде всего как место отдыха — здесь в разное время жили на своих дачах режиссер Сергей Эйзенштейн, композитор Сергей Прокофьев, поэт и певец Булат Окуджава и даже Рамон Меркадер, известный исключительно как убийца Троцкого. Театральному режиссеру Борису Юхананову дачу в Кратово приходилось снимать, и не ради отдыха, а ради творчества — здесь в 1990 году развернулась «Кратовская мистерия», известная также как спектакль-проект «Сад». И в этой постановке чеховской пьесы именно место действия, «неуничтожимое пространство счастья», оказывалось главным героем.

Пространство и время вспоминает Борис Юхананов: 

«Мы на несколько дней арендовали дачу в Кратово, заказали автобусы и всей нашей большой компанией (речь идет о втором наборе «Мастерской индивидуальной режиссуры», кратко «МИР-2», куда входили, в частности, Александр Дулерайн, Инна Дулерайн, Ольга Столповская, Олег Хайбуллин, Владимир Яшкин, Сергей Муратов, Юрий Юринский. — Прим. The Blueprint) и необходимыми вещами — элементами костюмов, декорациями — туда приехали. Кратово удивительным образом перекликалось с нашей идеей — в начале XX века здесь предполагалось делать город-сад. А так как проект наш тоже был связан с садом, с особой мифологией, это было невероятно интересно для нас. Рядом с домом была заросшая полянка, мы ее расчистили, установили шатер и расположились с игрой. Ели и пили то, что привезли с собой, точно не вспомню, были простые продукты, сами готовили. Где-то все расположились на матрасах, и когда нас совсем сшибал с ног сон, засыпали, а потом опять отправлялись в игру. По сути, кратовская мистерия длилась три дня. Внутри этой работы мы еще готовили необходимые объекты для движения в лес — там мы делали художественные акции разного типа. Нам пришлось с собой привезти много атрибутов для этого, например стеклянные сферы, которые потом стали костюмом Фирса».