sql=update blogs set views=views+1 where id='354' Борис Юхананов / Гид по кинотеатру Бориса Юхананова от Colta.ru
Гид по кинотеатру Бориса Юхананова от Colta.ru
11 мая 2020
«Повесть о прямостоящем человеке»

«Смотрим в прошлое как в настоящее»

Онлайн-ретроспектива фильмов Бориса Юхананова

. . .

Электротеатр Станиславский и журнал «Сеанс» начинают программу кинопоказов, посвященную проектам Бориса Юхананова с восьмидесятых до конца нулевых, — «Смотрим в прошлое как в настоящее». Судя по количеству отснятого за тридцать лет, Юхананов всегда смотрел далеко в будущее, старательно документируя не только спектакли, но и репетиции, встречи, беседы, спонтанные уличные акции, публичные выступления и закрытые лабораторные работы. К счастью, это не легло на личные ностальгические полки: все эти годы Юхананов и его соратники проделывали огромную работу по упорядочиванию, оцифровке и монтажу необъятного материала, и процесс этот продолжается до сих пор. В программу вошли фильмы как самого Юхананова, так и его учеников и коллег — Клима Козинского, Евгения Похиса и Александра Белоусова. А еще — целая коллекция фильмов-спектаклей разных лет и первая глава видеоромана «Сумасшедший принц». Фильмы будут транслироваться на сайте журнала «Сеанс» и в паблике Электротеатра во «ВКонтакте».

 

«Особняк» (1986), фильм о «Театре Театре» (1989)

12 мая, 16:00

«Особняк» — одна из глав видеоромана в тысячу кассет «Сумасшедший принц», монументального видеоарта. В 1986 году, когда снимался фильм, еще не было терминов вроде «site-specific театр» или «спектакль-бродилка», но именно этим, в общем, и был спектакль «Монрепо», задокументированный в фильме. Действие происходит в плохо освещенных комнатах заброшенного особняка, зрители перемещаются по ним, наталкиваясь на актеров, играющих отдельные сцены по текстам Набокова, Бродского, фрагментам мольеровского «Мизантропа». Естественная декорация здания с его промерзшими помещениями, полуразрушенными лестницами и стенами напоминала мрачную руину, проводник, который сначала вел зрителей вперед и освещал им путь, в какой-то момент исчезал, погружая публику в пугающий морок. Главы «Сумасшедшего принца» Юхананов снимал в особой технике, которой посвятил несколько статей и лекций. Например, «медленное видео», то есть длительная непрерывная съемка одним кадром, «фатальный монтаж» (осуществляемый прямо на камере).

Небольшой фильм о «Театре Театре» — хорошее введение в метод Юхананова. Кроме фрагментов спектаклей и акций здесь есть рассказ о том, чем занимался режиссер в Ленинграде 80-х, как родились Свободная академия и Мастерская индивидуальной режиссуры (МИР) и что в них происходило. Но также здесь есть и редкая видеохроника — спектакль «Наблюдатель» на фестивале в Берлине; запись вспыхнувшей ритуальным огнем «Октавии», спектакля о природе тирании и о прощании с постмодерном; документальные съемки первых студентов МИР и фрагменты их спектакля «Лабиринт» по произведениям Борхеса.

 

«Наблюдатель» (1988)

13 мая, 16:00

История рок-музыканта и соответствующий антураж пьесы Алексея Шипенко были очень созвучны настроениям эпохи квартирников, подпольных концертов, жизни в сквотах. Бунтарский дух, сообщаемый рок-культурой, и линия разочарования героя в музыке сплелись в сложном теле спектакля «Наблюдатель». На время репетиций Юхананов решил буквально превратить труппу «Театра Театра» в рок-группу «Солнечная система», кризис и распад которой и легли в основу сюжета «Наблюдателя». Там звучала и музыка настоящей рок-группы — свои песни исполняли Анжей Захарищев фон Брауш и Евгений Калачев из «Оберманекена». Одним из прототипов героя пьесы был Александр Башлачев — и Юхананов сделал большое интервью с музыкантом, которое тоже вошло в спектакль.

 

«Сфера» (2017), «Жанр» (2017); режиссер — Клим Козинский

14 мая, 16:00

«Сфера»

В 1990 году небольшая компания людей ступила на путь «садовой мистерии». Не совсем театр, скорее — коллективное придумывание мифа, которое вылилось в один из самых сложных и долгих проектов Бориса Юхананова «Сад». Участники отправились в подмосковное Кратово, жили в дачном доме, вместе читали и разбирали текст чеховской пьесы, играли сценки внутри дома и в окрестностях. Этот эскапистский жест, намеренное существование во вневременном пространстве дачи, был осознанным отказом Юхананова отзываться как на злободневную общественную повестку, так и на актуальные течения в искусстве. Режиссер фильма «Сфера» Клим Козинский не был участником «Кратовской мистерии», но, монтируя спустя двадцать семь лет сделанные там видеозаписи, сумел отразить момент зарождения «Сада» — проекта, которому предстояло жить и меняться еще много лет.

 

«Жанр»

На самом деле, одной только пьесой Чехова «Вишневый сад» Юхананов не ограничивался: в этом мистериальном пространстве были и маленький балет, и выставочные акции, и инсталляции, и игры в городской среде. «Жанр» — как раз такая драматическая игра, в которой актеры и режиссеры экспериментировали с различными жанрами, от хоррора и детектива до вестерна и мелодрамы. В августе 1991-го, когда был назначен второй цикл показов проекта, случился путч, и участникам МИР-2 пришлось поменять планы. Они устроили уличную акцию, проходившую в довольно тревожной атмосфере, в декорациях реальных баррикад и танков. Но «Сад» даже в такой обстановке умудрялся жить своей собственной жизнью: ситуация августовского переворота была вплетена в ткань проекта безоценочно, как некая данность. В фильме Клима Козинского «Жанр» исторический контекст чуть более артикулирован — впрочем, он тут не проговаривается в лоб, а как бы мерцает, создавая новый пласт восприятия.

 

«Сад. Пятая регенерация» (1996)

16 мая, 16:00

В терминологии проекта «Сад» регенерации — это стадии существования проекта, значительно отличающиеся друг от друга. Борис Юхананов еще в 90-е начал исследовать «эволюционные», то есть изменяющиеся с течением времени проекты, поэтому и чеховский вишневый сад не умирал и не вырубался, а возрождался вновь и вновь силами «садовых существ», в которых на время проекта превратились его участники. В версии 1996 года, показанной на сцене театра «Школа драматического искусства», мы видим перед собой уже не череду акций, а практически цельный спектакль. Но в нем все равно нет той законченности, которую получают путем долгих репетиций и оттачивания сцен. Здесь множество свободных игровых зон и раскрытых к залу эпизодов. Во многом непредсказуемости добавляли пришедшие в «Сад» люди с синдромом Дауна. Они не играли роли, а как будто действительно жили в этом загадочном мифологическом пространстве и были «садовыми существами» — трогательно комментировали поведение персонажей, давали им советы, размышляли, что можно было бы поменять в этой истории. Их приход в «Сад» был театральной частью проекта Юхананова «Дауны комментируют мир».

 

Проект«Дауны комментируют мир»: «Неуправляемый ни для кого» (1995), «Да! Дауны... или Поход за золотыми птицами» (1997)

18 мая, 16:00

«Дауны комментируют мир» можно считать первым в стране инклюзивным проектом. Подход Юхананова к работе с особыми актерами в первую очередь опирался на принятие Другого, его задача состояла не в обучении их каким-либо навыкам, а в совместном творчестве на равных. На несколько лет проект стал зоной, свободной и от патерналистской педагогики, и от спекуляции инаковостью новых участников проекта. «Неуправляемый ни для кого» — цитата: так один из актеров охарактеризовал Иисуса во время группового посещения музея. Собственно, этому визиту и посвящен фильм. В картине «Да! Дауны… или Поход за золотыми птицами» показаны разные эпизоды из жизни проекта, включая работу над спектаклем «Сад». Но основную часть времени актеры Леша, Дима и Миша размышляют перед камерой о любви, о дружбе, об их отношениях. Иногда они ругаются и тут же мирятся. А еще играют в телевидение — берут интервью друг у друга и придумывают благодарственные речи камере. Эти разговоры — действительно уникальный материал, потрясающий искренностью и открытостью всех участников проекта.

 

«Сад. Восьмая регенерация. Первый день» (2001), «Сад. Восьмая регенерация. Второй день» (2001)

20 мая, 14:00 и 19:00

Последняя версия десятилетнего проекта «Сад» была показана на III Международной театральной олимпиаде, проходившей в Москве летом 2001-го. Те, кто посмотрит версию 1996 года, наверняка увидят, как «Сад» изменился за несколько лет: будто посерьезнел. На смену белой сцене приходят темные декорации и тусклый свет, а вместо порхающих «садовых существ» в фантастических светлых костюмах — задумчивые люди в обычной современной одежде (костюмы сказочных обитателей сада теперь разложены на столах, как на музейной витрине). Поскольку Борис Юхананов в каждой из версий «Сада» работал над разбором пьесы заново, в восьмой его регенерации проступили новые темы, центральная — «Иметь или быть». Здесь много рефлексируют, обсуждают сыгранное, спорят о природе драматической игры и прерывают действие комментарием. Автореферентные реплики пронизывают весь спектакль, который, кстати, стал намного длиннее — в своем восьмом воплощении он шел два вечера.

 

Проект «Недоросль»: ТВ-программа, интервью, фильм-спектакль (1999–2001)

22 мая, 16:00

Не пугайтесь, увидев парики и костюмы екатерининской эпохи: спектакль «Недоросль» устроен несколько сложнее, чем аутентичная постановка пьесы Фонвизина. В начале XX века Юрий Эрастович Озаровский, актер Александринского театра, режиссер и театровед, сделал реконструкцию первой постановки пьесы (1783) в виде пособия с комментарием, описанием костюмов, грима, декораций и с планировкой мизансцен. Бориса Юхананова увлекла идея «планировочного театра», когда сцена расчерчена на части и помечена цифрами, а актеры передвигаются по строгой партитуре. Так получилась реконструкция реконструкции постановки «Недоросля». Премьера состоялась в Вильнюсе на сцене Русского драматического театра. На закате XX века, в 1999 году, Юхананов соединил три эпохи: русский классицизм, Серебряный век и современную Россию. Поэтому точной копии спектакля XVIII века вы не увидите: реконструкция как прием здесь — скорее, каркас постановки. Действие сопровождает музыка современного композитора Владимира Тарасова, а по сцене ходят гигантские животные. Кроме спектакля будут показаны литовская телепрограмма 1999 года о «Недоросле» и интервью Бориса Юхананова.

 

«Подсолнухи» (2002)

24 мая, 16:00

Видеозапись постановки Юхананова по пьесе Теннесси Уильямса «Крик». Здесь есть все для любителей спокойного, медленного просмотра: крепкая драматургическая основа, красивые декорации и, конечно, народные артисты — Виктор Гвоздицкий и Лия Ахеджакова. Главные герои «Крика» — брат и сестра Феличе и Клэр — актеры, переживающие творческий кризис. Актеры, играющие актеров, — это всегда двойная линия, вплетение собственной судьбы в роль. Но в «Подсолнухах» Юхананов отказался от цеховой проблематики: здесь сюжет Уильямса — скорее, история очищения: брат и сестра вспоминают и вместе переживают историю своего детства, окунаются в собственные несчастья и тянутся к свету (отсюда и новое название).

 

«Повесть о прямостоящем человеке» (2004)

26 мая, 16:00

«Повесть о прямостоящем человеке» — результат еще одной лаборатории Юхананова (на этот раз со студентами его курса в ГИТИСе), получившей нежное название «Лаборатория ангелической режиссуры». Значительная часть работы была посвящена ботмеровской гимнастике. Это одно из направлений эвритмии, антропософской методики, разработанной известным философом и духовидцем Рудольфом Штайнером и крайне увлекавшей интеллигенцию начала XX века — от Андрея Белого до Михаила Чехова. Сценический текст «Повести...» состоял из нескольких слоев: гимнастические упражнения, выполняемые актерами на авансцене; рассуждения и споры о том, что же такое «прямостоящий человек», которые они транслировали параллельно с экзерсисами; тексты парализованной писательницы Оксаны Великолуг, сидящей в инвалидном кресле на возвышении за спинами актеров. В определенном смысле она и стала главной героиней. Лишенная возможности говорить с детства, Великолуг набирала на клавиатуре комментарии к действиям актеров и свои манифесты о «театре радости», которые выводились на экран.

 

«Фауст. Шестая редакция» (2009)

28 мая, 16:00

Последняя версия спектакля «Фауст». Как заведено у Юхананова, она является лишь частью многолетнего проекта. Работа над «Фаустом» началась еще в 1996 году, когда режиссер предложил представителям арт-сообщества почитать трагедию Гете на камеру. Дальше «Фауст» пережил ряд метаморфоз: от «Кристалла» в киевском театральном центре «ДАХ» (туда кроме «Фауста» были включены Книга Иова, «Стойкий принц» Кальдерона и этюды собственного сочинения) до шестичасового представления по первой части трагедии в 1999 году на московском фестивале «Пушкин и Гете». В разных редакциях вместе с исполнителями главных ролей менялись и образы героев, то вбирающих в себя коллизии 1990-х, то обретающих черты московской золотой молодежи 2000-х. В шестой редакции «Фауста» заглавную роль исполнил Игорь Яцко. Актер вместе с Юханановым вел «Лабораторию игровых структур», исследовательский труд которой и был направлен на постановку, показанную в этом фильме.

 

Путешествие сквозь апокалипсис» (2013), «Духовный инстинкт» (2008–2013); режиссер — Евгений Похис

29 мая, 16:00

Евгений Похис — не просто создатель двух документальных фильмов о проектах Юхананова: он сам участвовал в нескольких из них. Поэтому в этих работах интересен баланс между сторонним наблюдением режиссера и взглядом изнутри.

«Путешествие сквозь апокалипсис» — о той самой «Лаборатории игровых структур», из которой вышла шестая редакция «Фауста». Так что, если вы накануне посмотрите спектакль, этот фильм станет увлекательным бонусом, бэкстейджем. Но дело не только в любопытных кулуарных кадрах: в фильм включены множество репетиционных обсуждений, подробные разборы сцен, диалоги о философии и культуре, которые потом не звучат в спектакле, но обрамляют его необходимым контекстом.

«Духовный инстинкт» посвящен одному из самых сложноустроенных проектов — проекту «ЛабораТОРИЯ». В 2002 году Борис Юхананов и Григорий Зельцер начали делать «новый еврейский театр». Театром это называлось довольно условно, поскольку у участников не было намерения поставить спектакль. Да и Юхананов в тот момент отчасти отошел от театра в сторону закрытых лабораторных исследований. Здесь занимались изучением религиозных текстов, проводились семинары с часто парадоксальными названиями — например, «Зачем евреям театр, если у них есть Тора?». Однако на определенном этапе театр все-таки проник в проект: спектакль «ЛабораТОРИЯ. Голем», основанный на пьесе Г. Лейвика «Голем», был сыгран на фестивале еврейских театров «Тикун Олам» в Вене в 2007 году, а затем началась интенсивная работа над ним уже в Москве. Исследуя комментарий как инструмент создания текста, Юхананов стал включать его в действие — и спектакль разрастался как снежный ком. В фильме показана внутренняя работа «ЛабораТОРИИ».

 

«Голем» (2007), режиссер — Александр Белоусов

30 мая, 16:00

«Голем» — видеозапись спектакля, точнее, двух — если уместно назвать спектаклем то, что вы увидите. Первый — постановка «Голема» на фестивале еврейских театров в Вене плюс его обсуждение со зрителями. Второй — «Голем» в «Школе драматического искусства», в текст которого были включены материалы этого обсуждения (отсюда подзаголовок «Венская репетиция»). Александр Белоусов смонтировал сцены из фестивального показа с этими же сценами, разыгранными в Москве. Зрителей, выступавших на обсуждении, теперь играли актеры, монологи Юхананова тоже были отданы персонажу. Парадоксальный метод с точки зрения драматургии: пьеса еще не написана, а спектакль уже идет. Вскоре, вбирая в себя обстоятельства каждого нового показа и обретая больший объем, спектакль разрастется до семи вечеров. А пока — три акта московского показа «Голема» и его венских флешбэков.

Источник