«Сиротству недоступна самоирония». Интервью Бориса Юхананова «Шторму»
Борис Юхананов, 0  0

— Вы создали первый независимый «Театр-театр» еще  в дремучем 1985 году. Сейчас, допустим, — три-четыре независимых московских театра, а больше как не было, так и нет. Как достичь независимости искусства от государства, неподсудности его всеобщему избирательному праву?

— Отзовусь притчей. Деревенский юноша прошел инициацию и получил право на открывшиеся возможности. Он возвращается в деревню и с ужасом обнаруживает ее убожество. А вожди ждут, что в их ряды вольется молодой, полный сил и дарований воин. Вместо этого он бежит на поезд и оказывается в городе, свободный от деревни, полный надежд и иллюзий, плутающий по тропам мегаполиса. Он испытывает горести любви и отсутствия денег, он весь в радости свершений. Он получает идею освобождения и независимости, что приводит к кайфу самолюбования. И вдруг вспоминает о своей деревне, неотвратимая сила зовет его обратно. И ему уже 40 лет, и он в пятом по счету мегаполисе, за морями и океанами, ведет дела войны и любви, добра и зла. И понимает, что имя его миссии — возвращение. Опыт возвращения в деревню ужасающ. Вожди, учителя инициации и товарищи детства вымерли. Ровесники забыли его. Лишившись возможности существования, он, наконец, осознает, что такое независимость. Идет через горы в незанятую людьми долину и строит там первую хижину. Туман заволакивает долину. 

читать полностью

340