ЭЛЕКТРОТЕАТР СТАНИСЛАВСКИЙ

«Мы создаем вокруг себя „электрозону“, в которой будут происходить разные художественные происшествия, связанные с музыкой, с изобразительным искусством, с разными образами современной литературы, с образовательной программой — пространство, открытое для города. Сюда можно будет часто приходить с утра, взять чашечку кофе в нашем фойе. Но это не просто способ проведения досуга. Здесь придется достаточно напряженно трудиться по восприятию современной культуры»
(Борис Юхананов, 2015).

Электротеатр Станиславский возник на месте Драматического театра им. К.С. Станиславского в результате последовательно воплощенной авторской концепции Бориса Юхананова, в 2013 году выигравшего конкурс на замещение позиции художественного руководителя театра. Решение объявить открытый конкурс принадлежало Департаменту культуры города Москвы и основывалось на необходимости перемен в стенах театра, долгие годы переживавшего творческий и менеджерский кризис. Финальное решение опиралось на экспертное мнение профессионального театрального сообщества, высоко оценившего стратегию Юхананова – разностороннюю, свободную по духу и прагматичную одновременно.

В течение полутора лет в театре шла масштабная реконструкция, проведенная архитектурным бюро Wowhaus и кардинально поменявшая не только сцену, но и общественное пространство. Кроме того – произошло полное обновление репертуара и художественной программы.

Для широкой публики Электротеатр Станиславский открылся в январе 2015 – световым «шоу» с видео мэппингом на фасаде театра и на музыку Дмитрия Курляндского.

Одним из самых ярких мероприятий открытия Электротеатра СТАНИСЛАВСКИЙ стало световое шоу на фасаде здания театра 26 января 2015 года. Шоу «Электрофасад» подготовлено командой Электротеатра и компанией «Сила света».

Вакханки

Первой премьерой театра стал спектакль Теодороса Терзопулоса «Вакханки» – основанный на тренинге, который прошли артисты труппы Электротеатра, взгляд современного режиссера на древнегреческую трагедию.

Терзопулос и раньше работал в российских театрах, но его вклад в совершенствование актерского организма в ходе работы над «Вакханками» был крайне важным и сопровождался выходом первой из его книг на русском языке. Книга «Возвращение Диониса», основанная на многолетней педагогической практике режиссера, вышла в издательской линии Электротеатра Станиславский «Театр и его дневник» и действительно является режиссерским и педагогическим «дневником», пригодным для практического использования: Терзопулос описывает свои упражнения. В «Вакханках» сложился уникальный актерский ансамбль во главе с Еленой Морозовой и Аллой Казаковой, красиво ведущих сложные, музыкально и хореографически подробно выстроенные партии.

Трейлер спектакля Теодороса Терзопулоса «Вакханки»

«Каждый в этом театре работает! Здесь царит атмосфера одной большой семьи. Юхананов создаёт утопию, которая достойна восхищения» (Теодорос Терзопулос, 2015).

Приглашение известных зарубежных мастеров в самом начале жизни новой институции (в 2015 – Теодороса Терзопулоса, Ромео Кастеллуччи и Хайнера Гёббельса, а в январе 2017 – инсталляции Кети Митчелл «Пять истин», Музей Виктории и Альберта), обеспечило мощный старт Электротеатра и определенным образом настроило публику, увидевшую высокую планку искусства и при этом открытость разным стилям. Присутствие этих имен в афише географического и культурного центра Москвы повышало статус режиссера – через «интегральное повышение качества постановки, а не отдельных ее частей», как было сказано в программе Юхананова.

Человеческое использование человеческих существ

Ромео Кастеллуччи был известен российскому зрителю как участник международных фестивалей: его спектакли-инсталляции произвели сильнейшее впечатление на российскую публику радикальностью формы и остротой послания. Но именно «Человеческое использование человеческих существ», репетировавшееся еще до официального открытия Электротеатра, стало первой работой режиссера с постоянной труппой российского театра. Премьера «Человеческого использования», основанного на библейском сюжете о воскрешении Лазаря, состоялась в июле 2015. Для спектакля, одновременный просмотр которого возможен только для 100 человек, всё фойе театра было затянуто специальной полиэтиленовой пленкой, а на Основной сцене можно сидеть прямо на войлочном полу, наблюдая за тем, как артисты вносят и поворачивают огромный круг с текстом на универсальном языке, изобретенном Клаудией и Ромео Кастеллуччи. «Человеческое использование» стало невероятно важным опытом – и для тех, кто осуществлял его сложную механику внутри театра, и для зрителей, столкнувшихся с совершенно отдельным, не похожим ни на какие другие, сознанием художника, работающего в театре как на площадке современного музея.


«В России театр как форма искусства настолько глубоко прочувствован, что каждый раз, когда я сюда приезжаю, я глубоко потрясён. Я много лет дружу с Борисом Юханановым, художественным руководителем Электротеатра Станиславский. Наши отношения эволюционировали философски и интеллектуально, но мы всегда были на одной волне. И как только я начал здесь работать, то понял насколько глубок наш диалог»
(Ромео Кастеллуччи, 2015).

Макс Блэк, или 62 способа подпереть голову рукой

Выдающийся немецкий композитор и режиссер, Хайнер Гёббельс тоже был знаком российской публике благодаря участию в Чеховском фестивале и специальным привозам в рамках «Золотой Маски». Специально для Электротеатра Хайнер Гёббельс создал новую версию своего спектакля «Макс Блэк, или 62 способа подпереть голову рукой» (первая была создана в швейцарском театре Види-Лозанн). Технически изощренный и при этом «олдскульный» спектакль на одного артиста (Александр Пантелеев блестяще справился с ролью ученого-физика, тестирующего в своей лаборатории не только пиротехнику, но и парадоксы современной философии и науки) стал важным опытом сращения композиторского мышления, технологий, высокой точности работы с пространством и предметами и, собственно, текста. «Макс Блэк» участвовал в Театральной олимпиаде во Вроцлаве (октябрь 2016), номинировался на премию «Золотая Маска» как «эксперимент» (весна 2017), включен в программе международного фестиваля «ТЕАРТ» (Минск, октябрь 2017). Хайнер Гёббельс, чьи приезды в Москву всегда сопровождаются его публичными выступлениями и мастер-классами, завоевал любовь и уважение профессиональной аудитории и тех, кто всерьез интересуется современным театром. В серии «Театр и его дневник» Электротеатра Станиславский вышла его книга «Эстетика отсутствия», переведенная театроведом Ольгой Федяниной. Это одно из принципиальных сегодня сочинений о современном театре и музыке. По мнению Colta, данная книга – культурное событие года (2016).


«Это требовало огромной энергии – построить Электротеатр, и огромной энергии для бескомпромиссной работы со свободными художественными решениями. Это один из тех редких домов, который поддерживает художника, чтобы он ни решил сделать»
(Хайнер Гёббельс, 2015).

Все три погружения в технологию и методику работы с принципиально разными и высоко оснащенными художественными сознаниями определили парадигму существования Электротеатра – театра, открытого эксперименту и вызовам, связанным с современным искусством. В том, что предлагалось этими тремя режиссерами, двое из которых – Гёббельс и Кастеллуччи – являются, соответственно, еще и композитором и художником, закладывалось основание художественных векторов, по которым дальше двинулся театр.

Другим вектором художественной политики Юхананова стало приглашение российских режиссеров разных поколений и направлений: за два сезона на Основной сцене вышли спектакли Александра Огарёва, Романа Дробота, Александра Зельдовича, Филиппа Григорьяна, Владимира Космачевского, Юрия Квятковского, Юрия Муравицкого, Кирилла Вытоптова.

Второй частью сферически устроенной художественной политики Электротеатра стал выпуск спектаклей молодых режиссеров: с осени 2016 года специально построенная Малая сцена стала местом для осуществления дебютов в рамках проекта «Золотой осел». Десять спектаклей по русской и зарубежной классике, а также по современной драматургии, решенных каждый – в сугубо индивидуальном ключе, фактически превратились в отдельный репертуар театра. А молодые режиссеры, художники, композиторы и хореографы заявили о себе профессиональному и зрительскому сообществу.

Создав Электротеатр Станиславского, Борис Юхананов предъявил городу уникальный тип театрального мультиплекса, состоящего из высоко оснащенной и предназначенной и для драматического, и для музыкального театра Основной сцены и Малой, фойе, гардероба и лестницы (где тоже проходят перформансы и концерты). Будучи окруженным продуктивной средой общения, центр мировой режиссуры по идее Юхананова должен работать на престиж города и культурный туризм. Образовательные программы, концерты, кинопоказы клуба «Сине Фантом», перформансы и выставки – все это стало продуктивной и инновационной средой общения со зрителем, которая в совокупности с высоким качеством спектаклей дало эффект культурного мультипликатора. Принципиальным направлением работы Электротеатра является обширная международная деятельность и продвижение театра за рубежом: спектакли Электротеатра снабжены английскими субтитрами, вся полиграфия театра и сайт существуют на двух языках, в фойе театра выступают с лекциями и мастер-классами приглашенные иноязычные лекторы. С сезона 2017/18 начнутся трансляции двух частей оперного сериала «Сверлийцы» в американских и европейских кинотеатрах, а также показы видеозаписи спектакля «Синяя птица» на платформах университетских библиотек в разных странах мира.


«Это лучшая постановка моей пьесы из всех, которые я видел. Я очень вдохновлен. Я вернусь в Соединённый Штаты с этим вдохновением, чтобы писать дальше» (Нило Круз, лаурет Пулитцеровской премии, после премьеры «Анны в тропиках»).

Сверлийцы

Сделав принципиальные для российской сцены музыкальные проекты (в первую очередь – оперный сериал «Сверлийцы» (2015), музыку для которого написали шесть самых актуальных российских композиторов: Дмитрий Курляндский, Борис Филановский, Сергей Невский, Алексей Сысоев, Алексей Сюмак, Владимир Раннев), Юхананов фактически вернул этому московскому театру его первоначальное предназначение, придуманное Станиславским в 1930-е годы и названное «Оперно-драматической студией». Уже в финале сезона 2016/2017 вышла опера Юхананова и Дмитрия Курляндского «Октавия. Трепанация» – копродукция с Holland Festival, с фестивалем класса “А”, открывшая Электротеатру новую дорогу в международый контекст. В мае 2017 года Электротеатр вошел в состав Союза Театров Европы, престижной международной организации, поддерживающей высокий статус театра как институции.

Сверлийцы. Трейлер

Galileo. Опера для скрипки и ученого

В июле 2017 открылась новая площадка театра – Театральный двор, open-air для фестивалей, спектаклей и среда для просвещенного общения. Первой премьерой Двора стала «Galileo. Опера для скрипки и ученого» – копродукция Электротеатра и Политехнического музея. Сама просветительская идея проекта, музыку для которого написали пять современных композиторов (Дмитрий Курляндский, Сергей Невский, Кирилл Чернегин, Павел Карманов, Кузьма Бодров), ведущей солисткой стала скрипачка Елена Ревич, а роль Ученого исполнил математик и физик Григорий Амосов, прекрасно вписалась в концепцию Электротеатра как места, «лучами» гуманитарного знания освещающего всё вокруг.

Соединив внутри одного театра современную оперу, мультижанровые проекты и собственно драматический театр, Юхананов совершил единственно возможный для сегодняшней культуры шаг – отмену узкой специализации и разрушение форматов, недоверие к которым справедливо поселилось в душе современного зрителя. Не случайно фигура режиссера в художественной программе названа «интегральным лидером».

Трейлер «Галилео. Опера для скрипки и ученого»

«Мы называем спектакль оперой для скрипки и ученого. Хотя многие люди думают, что в опере обязательно кто-то должен петь. На самом деле это, конечно, не так, опера – это синтетический спектакль. Я давно хотел сжечь какого-нибудь великого ученого, и, наконец, это удается сделать с участием гениев современной музыки. И поэтому лекция, превращенная в потрясающий сжатый драматический текст, вся пылает в огне»
(Борис Юхананов, m24.ru, 19 июля 2017).

Синяя птица

Крайне важной для климата внутри театра и для художественного контекста в целом оказалась неформальность связи новой вехи в истории театра с прошлым: в спектакле «Синяя птица» (2015), первом опыте работы Юхананова с труппой Электротеатра Станиславский (то есть бывшего Драматического театра им. К.С. Станиславского), осуществилась встреча артистов старшего поколения с новейшим театральным языком. Воспоминания актеров о личном и историческом прошлом, бережно вынутые и отобранные, структурно и содержательно были завязаны на легендарной для русского театра пьесе Мориса Метерлинка. Сам язык спектакля, сочетающий визионерские фантазии художника Юрия Харикова и художника по костюмам Анастасии Нефёдовой, предполагает многоуровневый разговор с публикой: в нем и рефлексия по поводу исторического и театрального прошлого, и мультикультурный образ современности, и индивидуальный опыт, и культурная память. «Синяя птица», задуманная Метерлинком как символическое путешествие к прошлому и к будущему одновременно, стала программным названием в афише обновленного театра.

Трейлер спектакля «Синяя птица»
«Синяя птица. Путешествие». Трейлер
Трейлер фильма «Синяя птица. Трансформация»

Стойкий принцип

Второй драматический спектакль Юхананова на Основной сцене Электротеатра – «Стойкий принцип» (2015) по Кальдерону и Пушкину – связал не только времена (средневековые религиозные войны и современные конфликты, замешанные на фундаментализме), но и разные актерские школы. Приглашенный из «Школы драматического искусства», где в 2013 году была осуществлена первая версия спектакля, Игорь Яцко во всем перфекционизме и страстности оказался идеальным принцем Фернандо. Прививка высоким мастерством исполнения поэтического текста оказалась крайне важной для театра в целом. «Стойкий принцип», идущий около шести часов в один или два дня, отозвался на современные политические и общественные процессы, разбивающие когда-то единое пространство Европы и мира вообще.

Трейлер спектакля «Стойкий принцип»
Трейлер спектакля «Стойкий принцип»

Золотой осел

Уникальным и не имеющим аналогов в театральной практике стал пятидневный проект «Золотой осел» (2016). Присутствие самого Юхананова внутри «Золотого осла», построенного как комбинация из множества этюдов, проб и готовых фрагментов по мотивам романа Апулея, – как демиурга и разрушителя одновременно, как комментатора и вопрошателя, как перформера, наконец, – в совокупности с открытой структурой представления стало вообще каким-то новым и не имеющим аналогов в отечественной практике опытом. Гетерогенность элементов этих спектаклей позволила публике включиться в особого рода общение с новым типом театра, в котором нет старых критериев «качества», но есть рискованная, очень увлекательная, живая коммуникация. Уникальность проекта отмечена профессиональным экспертным сообществом, описавшим «Золотой осел» как особое пространство коммуникации в современном театре.

Трейлер спектакля «Золотой осёл»

Орфические игры. Панк-макраме

Самым масштабным и радикальным по своей композиции, составу и идее стал проект Бориса Юхананова и его учеников из "МИР-5" по мифу об Орфее и пьесам Жана Кокто и Жана Ануя «Орфические игры. Панк-макраме». Единое произведение из 33 актов, расположенных в 12 спектаклях по принципу фресок, пролегают в одном пространстве и не подвластны тотальному зрительскому взгляду. Шесть дней на Основной сцене Электротеатра разворачивалась разнородно устроенная композиция из множества фрагментов, сочиненных молодыми режиссерами из "МИР-5" и вступивших друг с другом в сложные взаимоотношения. Зритель «Орфических игр» совершает путешествие не только по пространству мифа, но и по современному театру в самых разных его проявлениях. Существенной частью проекта является работа современных композиторов – Владимира Горлинского, Федора Софронова, Дмитрия Курляндского и Кирилла Широкова, создавших для спектакля уникальную акустическую среду. «Орфические игры», по сути, показывают разноголосие современных художников – стилистическое, содержательное и поколенческое.


Так, свободно и сознательно, открыто и без предрассудков любимых идей, строится художественная политика Электротеатра Станиславский: здесь режиссура из рук авторитетных мастеров с мировым именем соседствует с опытами молодых художников, а репертуар – с событиями мультидисциплинарного толка, происходящими и на теперь уже трех сценах, и в фойе, и даже в гардеробе.

Электротеатр Станиславский, как и было, кстати, заявлено в программе нового художественного руководителя, становится образцом высокого городского энтертейнмента, в котором умело и свободно сочетаются театр и образование, досуг и мыслительная практика, активная коммуникация и возможность интеллектуального отшельничества. По сути, Электротеатр – «культурный оазис», созданный Юханановым в центре города, – и есть свободное поле, идеальное для урбанистического пейзажа настоящего.

Текст: Кристина Матвиенко