sql=update blogs set views=views+1 where id='112' Борис Юхананов / Дневник фестиваля. Часть 2
Дневник фестиваля. Часть 2
11 февраля 2018
Фото Андрея Безукладникова

В воронежской галерее современного искусства Х.Л.А.М. продолжается Юханановфест. А директор галереи и организатор фестиваля Алексей Горбунов продолжает вести хронику событий и делиться размышлениями на своей странице в соцсетях.

Часть 1 читайте здесь

30 января

13:06

Юханановфест. Воронеж, ул. Депутатская, 1.

30 января в 19 часов фильм-спектакль «Повесть о прямостоящем человеке» (2004), Лаборатория ангелической режиссуры.

Что позволяет человеку стоять прямо? А что мешает? Девушка с ДЦП в инвалидной коляске, Оксана Великолуг с сияющими глазами смотрит в зал. Она придумала свой «Театр радости». Документальная история-спектакль с текстами Оксаны разворачивается на большом экране – сайте Великолуг, который является единственным для неё способом достучаться до людей.

Вход свободный. Представляет Вадим Рутковский.

31 января

10:53

Сегодня 31 января – фильм-спектакль «Фауст» 6-я редакция (2009) с антрактами. Сценография Юрия Харикова. Представляет Вадим Рутковский. Начало в 19 часов.

11:15

Борис Юхананов о своём спектакле «Фауст»: «Когда мы отправились в путешествие по пастернаковскому переводу, стало ясно, что двигаясь по поэзии, мы оказываемся в одной истории, двигаясь по драме – в другой, и не хочется терять ни ту, ни другую, и тогда пришлось изобрести способ репетирования и форму театра, которая сумела бы снять оппозицию между лирикой и драмой. 
На вопрос, будет ли спектакль понятен зрителям, Б. Ю. ответил: «Зритель должен сесть, не задумываясь о том, как сложно устроен самолет, комфортабельно ощутить себя, обнаружить в себе какое-то чувство ясной для себя страховки и безопасности, отправиться в небеса, по пути самолет должен превратиться в птицу, подарить зрителю приключения воздушного полета и правильно, нежно посадить его».

1 февраля

10:05

3-х часового «Фауста» вчера все смотрели не шелохнувшись. 6-я редакция 10-летнего проекта, и снова о душе. Постановка как будто напоминает, что именно душа является предметом искусства Юхананова. Фауст (Игорь Яцко) кричит: «Она должна выйти на волю! Перенеси меня к ней!» И Мефистофель соглашается: «Я перенесу тебя к ней. Я усыплю смотрителя».
Спектакль, происходящий из «Лаборатории игровых структур», прошёл на Сретенке,19/27 в театре «Школа драматического искусства» в 2009 г. С 1998 года над «Фаустом» работали художник Юрий Хариков, композитор Ираида Юсупова, хореограф Андрей Кузнецов.

10:10

1 февраля – «Голем», фильм по проекту Юхананова. Акт первый (01:01) + акт второй (01:28) + акт третий (01:24) с антрактами. Режиссер фильма – Александр Белоусов. Начало в 19 часов.

11:28

...главное действие, совершаемое в «Големе», театре интенции, где основные события происходят не на сценическом пространстве, а в голове.

11:30

Из репортажа Дмирия Бавильского со спектакля «Голем. Венская репетиция» в 2011 году: «...слова предуведомления: «„Голем” — драматическое произведение неизвестного автора. Неизвестный автор начал писать его в 2007 в Вене, когда участники новомистериального проекта ЛабораТОРИЯ играли спектакль, в котором переплетались их движения по пьесе Г. Лейвика „Голем” и спонтанное существование в открытом театральном творении. „Голем” — это миф о творце и творении, где творец — Магарал — создал из глины творение — Голем». 
Вечер первый 
Все говорит о неофициальности показа: зрители собираются на задах «Школы драматического искусства» со служебного входа в нижнем фойе (рядом с лестницей висит икона) за большим белым столом — у рабочего гардероба с расписанием репетиций. Их ведут в «Тау-зал», оказывающийся репетиционным, большим и белым, но не прямолинейным, каким-то искривленным — с «карманами» по бокам. 
Три ряда жестких зрительских скамей, никаких декораций, никаких перемен света. Никакой музыки, отвлекаловок. По краям «сцены» на стульях сидят студийцы, одетые в повседневное. То есть это «действительно» репетиция. Точнее, если по программке, «венская репетиция». 
Нет даже реквизита, ведь не назовешь же реквизитом выносимые время от времени стулья и швабру в руках у Игоря, одного из студийцев, которой, демонстративно не замечая действия, он трет паркетный пол. 
К зрителям выходит Николай, чернявый парень с волосами, убранными в косичку, и произносит авторский монолог — он-де автор спектакля и курящий человек, предлагающий тем, кто хочет покурить во время действия, незаметно выйти. «Отличное занятие курить… Курить вредно…» 
В руках у парня тетрадка с текстом. Он постоянно сверяется с написанным. То есть он играет режиссера, таковым не являясь. Это подтверждает второй вышедший рыжий парень, неуловимо напоминающий Юхананова. Он повторяет монолог о вреде и пользе курения, удваивает сущность для того, чтобы даже самые непонятливые оценили: слова о курении — чужие. 
Важное обстоятельство: все слова первого и второго режиссеров (очевидные alter ego Юхананова, копирующие его жесты и интонации) переводятся на английский язык. Любое вербальное движение спектакля тут же удваивается переводом. Вслед за проговаривающими текст пьесы Лейвика два переводчика переводят текст для отсутствующих в зале иностранцев. А возможно, и отсылают нас таким образом к первооснове текста — той самой «венской репетиции», из которой нынешнее представление и проистекает. 
Перевод оказывается метафорой творения и удвоения творения: перевод с одного языка на другой и есть главное действие, совершаемое в «Големе», театре интенции, где основные события происходят не на сценическом пространстве, а в голове. Есть миф о Големе, есть пьеса о Големе, есть венская репетиция, есть студийцы, и есть зрители нынешнего просмотра — все эти густо перемешанные составляющие оказываются со-творцами того, что представляется и длится. 
От дальней сцены отделяется девушка с первым монологом, исступленно выкрикивает названия населенных пунктов, куда бегут древние евреи (другой студиец переводит ее текст на иврит), к ней присоединяются еще два студийца, каждый на своей территории вращается и делает автономные (как в cоntemporary dance) движения, валится на пол, замирает. Замирают. Встают, и вдруг одна из девушек начинает петь а капелла «Свет в городе давным-давно погас…». Под песню группы «Браво» участники, очнувшиеся от спячки, начинают танцевать рок-н-ролл, который обрывается так же неожиданно, как и начинается, переходя в общую для всех речевку: «Нет, нет никого, кроме Бога одного…» 
Далее следует истерика одной из актрис, разговаривающих с невидимым наставником: «Никто не должен видеть твоего служения… Какого служения?» 
После этого из зрительного зала вытягивают подсадного Сережу, худенького паренька с дредами, который изъявляет желание спеть песню Чижа про американского бомбардировщика, сбитого во Вьетнаме. Сережа поет, а переводчик Андрей начинает инсценировать все в песне происходящее. Раскинув руки, он носится с громким шумом по залу, накручивает круги, разгоняется все сильнее и сильнее, пока не выдыхается, после чего выходит новый исполнитель и начинает читать монолог из пьесы Лейвика о сомнениях творца перед началом акта творения. Нужно ли лепить Голема и тем более оживлять его, вдыхать в него душу, заставлять его сердце биться? 
«Вложить душу в статую или отпустить ее в небеса?» 
Все действия коллег комментирует Коля, исполнитель первого монолога о курении и режиме просмотра, которому что-то нравится, а что-то не нравится. Его слова тут же переводят на английский по очереди — то миниатюрная Лена, то лысый Андрей. Оба они босиком. Смешные монологи режиссера, проводящего репетицию, обращающегося то к исполнителям, то к умозрительным зрителям. Все это чередуется с этюдами первой, второй, третьей сцен пьесы Лейвика. Нам показывают: идет медленное, несколько хаотическое созидание спектакля, поиск правильной интонации и точного способа существования…»

2 февраля

02:11

Каждый раз, кроме постоянных зрителей, на просмотры приходят новые, очень симпатичные, но совершенно незнакомые люди: часто юноши, девушки. Сегодня всех заворожил великолепно построенный фильм Александра Белоусова «Голем». Всё начинается с венской репетиции 2007 года. По мне, – идеальный театр. Хождение, внезапные повторы, вопрошания и сентенции то ли актёров, то ли зрителей, то ли режиссёров: «Кто меня переводит? Кто переводит? Из миража в мираж». Прекрасное состояние спектакля. «Я лишена каких-то специальных ожиданий», «образовался мотор, образовалась машина, которая абсолютно потеряла управление»; чередование естественных и искусственных пластов действительности является движением по пустыне (Б. Ю.: «После окончания репетиции люди расходятся домой, но продолжают играть и играют уже отвратительно»). И, то и дело, из естественного образа жизни получается искусственный образ жизни. 
Внезапно пропал свет. А просмотрено только полтора акта «Голема». Завтра продолжим.

09:58

Сегодня в 17:30 в галерее Х.Л.А.М. – продолжение просмотра чудесного фильма А. Белоусова «Голем». Далее, в 19 часов, «Путешествие сквозь Апокалипсис» – фильм на основе репетиций спектакля «Фауст» (режиссер Евгений Похис) + «Духовынй инстинкт» – фильм на основе репетиций спектакля «Голем» (режиссер Евгений Похис).

3 февраля

02:34

3 февраля в галерее Х.Л.А.М. – «Синяя птица. Путешествие», фильм-спектакль. Акт первый (01:48) + акт второй (0:25) + акт третий (01:01) с антрактами. Трилогия Бориса Юхананова, в которой драматическая сказка Мориса Метерлинка переплетается с личными воспоминаниями старейших актеров театра — Владимира Коренева и Алефтины Константиновой. Они и есть мальчик Тильтиль и девочка Митиль. Их путешествие за синей птицей проходит на фоне советской истории и судьбы Театра им. К. С. Станиславского. В спектакле принимает участие труппа Электротеатра.

Начало сегодня в 18:30

10:02

Вчера 2 февраля продолжили просмотр фильма «Голем» А. Белоусова по спектаклям-репетициям в Вене (март 2007), Москве (октябрь 2007). Спасибо, Александр.

Фрагмент происходящего. Участник репетиции в Вене, американский режиссёр, вдруг встрепенувшемуся и блуждающему по залу Юхананову: «Я бы хотел с вами рок-н-ролл играть!» Б.Ю. ему: «Я с вами! Я с вами! Мышление – это тоже рок-н-ролл». И уже другим участникам: «Почти десять минут я несу полную чушь. Полную чушь! Почему вы меня слушаете? Я ничего не хотел вам сказать. Это просто музыка. Я играю собственным мышлением. Я хочу заставить своё мышление работать на этот …баный спектакль».
Одна из зрительниц в Х.Л.А.М.е, Инга, мне: «Я хочу получить от просмотра “Голема” кайф! И я получаю».

4 февраля

11:32

На семнадцатый день ЮХАНАНОВФЕСТА на головы зрителей вдруг обрушились грандиозность и сказочная красота Электротеатра Станиславский. Вчера на воронежской премьере «Синей Птицы» Бориса Юхананова был аншлаг.
Сегодня – вторая часть трилогии, «Синяя птица. Ночь», фильм-спектакль. Три акта с антрактами.

Начало в 18:00.

5 февраля

01:24

4 февраля. «Синяя птица. Ночь». Фестивальный вечер в Х.Л.А.М.е. После просмотра – обсуждения за чаем. На кадрах – Коренев, Круглов и др. Один из фанатов Юханановфеста, Олег Даутов, дружит с Кругловым и обожает его, как джазмена. После фестиваля едет по приглашению Круглова (который только что выступал в Воронеже) к нему на концерт в Москву. Одни зрители просят дать им почитать Метерлинка, другие довольны встречей с «Чайкой», третьи – темой холодильника, а также сценами встреч с очнувшимися мертвецами.

01:40

Сегодня, 5 февраля, в 19 часов – «Синяя птица. Блаженство», фильм-спектакль, заключительная часть трилогии по сказке Метерлинка. Акт первый (00:49) + акт второй (00:44) с антрактом. Спектакли, книги, репетиции, оперы, дневники, фильмы Бориса Юхананова, как всякого большого художника, легко можно смотреть и читать с любого места и в любом направлении.

11:06

Не отпускают «Голем» и «Фауст». Будем делать на этой неделе повторные показы с 17 часов.

6 февраля

02:39

Вечером закончился показ блокбастера «Синяя птица». Смех, улыбки. По окончании феерии женщины не хотят расходиться – восторг. Помнят ли они о душе молока, о душе сахара, о душе воды? Не знаю. Когда в спектакле звучит – Какой сад! Где мы? и душа света отвечает «Мы всё на том же самом месте, изменился лишь твой взгляд на вещи» и во многих других местах, начинаешь сомневаться – Метерлинк ли это или Юхананов, так точно подобрана пьеса.
Девушке, руководителю воронежского театра мыльных пузырей, всё интересно, обо всём она спрашивает. Ну и действительно, как не поговорить о расцветшей труппе: их игре, их хитах, о чудесных технологиях и работе художников. 
А вообще смешно:
В 1908 на 10-летие МХАТа – «Синяя птица» Станиславского
В 2018 на 10-летие ХЛАМа – «Синяя птица» Юхананова.

09:41

6 февраля – «Сверлийцы», фильм-опера (01:03). Часть 1, композитор – Дмитрий Курляндский. Начало в 19 часов.

Смотрите и читайте о «Сверлийцах». Книги и спектакли – в галерее Х.Л.А.М. по ул. Депутатской,1.

10:46

Изломы голоса. О «Сверлии» – Ури Гершович: 
«Одна из черт времени, в котором мы живем, – стертость выразительных средств, усталость, изношенность языка. Есть темы, о которых невозможно говорить, не дискредитируя и речь, и себя, и слушающего. Одна из самых невозможных тем – опыт прикосновения к священному. Подобный опыт практически невозможен сегодня, но, если подобие такого прикосновения произошло или почудилось, то попытаться выразить его – значит неминуемо дать петуха, почти гарантированно сесть в лужу, выказать невежественность. “Сверлия” – единственный известный мне опыт решительного, глубокого разговора об опыте переживания священного. Этот разговор затеян посредством сложнейшей системы возвышений и снижений, рефлексивных ретардаций, многократно перечеркнутой иронии и запредельной откровенности текста Бориса Юхананова. Но сам текст, скорее всего, не прорвался бы к профетической речи (единственно возможный и, казалось бы, абсолютно невозможный модус говорения о священном). Чрезвычайно важен тон говорения, а точнее – изломы голоса, который помог бы сохранить значение, удержать ускользающие смыслы. Этот голос во второй части “Сверлии” – музыка Бориса Филановского, невероятно тонко обращающаяся с текстом. Под стать разговору и визуальный ряд, устремленный к мифологической структуре повествования. Это синтетическое высказывание может сказать современному чурающемуся догматизма человеку о священном и непроизносимом больше, чем что бы то ни было».

13:38

Вчера на повторном просмотре «Духовного инстинкта» Евгения Похиса по репетиции «Голема» (фестиваль «Тикун Олам», Вена, март 2007) : «…священный текст – это особого рода кусок, хуже, чем уран. Он заряжен и может привести к катастрофическим последствиям. Между текстом и человеком возникают особого рода технологии, которые защищают и дают возможность проникнуть в урановые, ядерные залежи священного текста. Вся сенсационность, запредельность, обречённость нашего процесса в том, что мы к некоему семинару приставили репетицию. Ни зачем и ни почему. Возникло понятие: семинар-репетиция…»

21:34

На первой части «Сверлийцев» аншлаг. Подходят новые люди. После просмотра – оживлённое обсуждение. Двое молодых людей пришли послушать музыку Дмитрия Курляндского. Разнородные мнения о визуальном, сюжетном, музыкальном и поэтическом. Уходят окрылённые.

22:55

И опять дневные просмотры фильмов Евгения Похиса. В 2007 году Борис Юхананов говорит в фильме «В 80-гг. исследования приходилось вести в лаборатории, которая располагалась в ангдеграунде, т.к. только там были живые люди, которые слышали те свойства жизни, когда игра не зависит от правил. А постепенно разворачивалась жизнь, открывая свои особенности. И я увидел совершенно другое время, в к-ром мы живём: если нет правил, то люди не могут играть. Уж не говорю о том, чтобы задавать правила, менять правила и развивать правила (индуктивная игра). Люди не способны к этому сегодня. Хотя люди предназначены для этого по самой сущности человека. 
На первый взгляд священный текст задаёт правила жизни. Но, если мы всматриваемся в текст, то обнаруживаем, что текст этот устроен так же, как индуктивная игра. И это невероятно существенно. А иначе – кулак формата, который незаметно переместился на территорию управления человеческой жизнью. Этот кулак формата с неотвратимой и страшной силой зажмёт вас в себя и выдавит из вас собственно начало жизни: вот эти жизненные начала, в которых таится красота, грация и культура. В том числе и театр. Кулак формата сжимается, сжимается, ухватив за кишки. То надавливает, то отпускает: в общем играет с ним (со временем). Играет, кстати, не по правилам (ха-ха), индуктивно, т.е. затейливо и фатально. А вот держит его за правила!»

7 февраля

01:08

Сегодня 7 февраля 2018 г. по просьбам зрителей пройдёт повторный показ фильма Евгения Похиса «Путешествие сквозь апокалипсис», фильм снят на основе репетиций спектакля "Фауст". 
Начало в 17 часов.
«Сверлийцы», фильм-опера (01:37). Часть 2. Композитор –Борис Филановский.

Начало в 19 часов.

8 февраля

00:12

Впечатление такое, что «Сверлийцы», Часть 2 Бориса Филановского – это апофеоз фестиваля. Фильм по спектаклю – не спектакль, но в этом много плюсов. Фрагменты происходящего. Титры со строчками стихов (молчаливого гондольера, незримого хора, последнего сверлёныша) находятся перед нами, и это высокая литература. Пение согласных, пение букв. И развитие истории Сверлии, в том числе – о том, как строчка 29.04.3004.39 скакнула вниз и стала 29.04.3004.40. В целом получать удовольствие (наслаждение), вникать или, как выражаются, выносить что-то из фильмов, спектаклей, книг Юхананова можно только бескорыстно. Может быть, этим объясняется хороший контингент зрителей на Юханановфесте, среди которых, однако, нет «коллег по цеху» – режиссеров, педагогов, актеров. Очевидно, что дело не в занятости. Девушки из музыкального училища не могут привыкнуть: они сегодня недоумевали, зачем мэтры учреждения культуры год за годом продолжают поносить «другое» искусство. Но у девушек этих сегодня вид был счастливый. Юхананов: «Чувством вы не можете управлять. Чтобы не говорил дедушка. Константин Сергеевич. Он ошибался. Дедушка ошибался на целый век. Навсегда. Это трагическая ошибка Станиславского. Чувством управлять нельзя. Кстати, то, что я произнёс является цитатой. С которой я не согласен».